Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:31 

Близнец-Кошка
Верю в силу мечты...
Как уже, наверное, вы догадались, один из тех, кто мне нравится - это Алан Рикман. "Подсела" я на его творчество и его личность года четыре назад, но решилась что-то придумать о нем (типа этого календаря), или фанфика о его героях (герое, точнее) совсем недавно. Наверное, благодаря интернету, который подарил мне возможность общения с такими же как я - увлеченными людьми. Чем именно увлеченными - их выбор.
Мне, к примеру, нравится кино - старое отечественное и зарубежное, про любовь, музыкальные комедии, советские комедии и сказки и те де и те пе. То, что производит на меня впечатление, остается в памяти, вспоминается время от времени - про это и говорю. К примеру любовь на всю жизнь "Покровкие ворота", а почему? Разве объяснишь... "Ах, я такая противоречивая вся!" и все.
Люблю музыку, которая понятна и близка. А что это - классика или легкий жанр - значения не имеет.
Люблю читать - могу и фэнтези, и детективы, и дамские романы, но опять же не все, а те, что чем-то "зацепят".
Вот, к примеру, книги о Гарри Поттере "зацепили не сразу, а как уж это произошло, то... Началось, короче говоря...
И началось как-то так.


От автора
Прошу не судить строго. Этот фанфик – мое первое самостоятельное произведение в мире Снейджера. Недочетов не избежать. Многие будут удивлены поступками героев, но про отступление от канона я написала, и постараюсь объяснить их поведение в рамках своего повествования.
Хочу сказать слова благодарности тем, без кого этот фанфик не состоялся бы.
Спасибо тем, кто помог мне превратить текст из слабого соединения слов в настоящее повествование.



Название: Чары Грез
Автор: Близнец-Кошка
Бета-гамма: М@рия/olala
Рейтинг: R
Размер: макси
Пейринг: ГГ/СС
Жанр: Romance
Отказ: коммерческой выгоды не преследую, героев взяла взаймф и собираюсь вернуть обратно.
Аннотация: Гермиона Грейнджер становится замужней дамой, но происходит это совсем не так как она мечтала. Почему? Конечно, тут не обошлось без Профессора Трелони и еще одного ее пророчества… Но все, что произошло с ней, больно ранило гордость девушки. Она решает перестроить свою жизнь в соответствии с новым положением. Со временем у нее появляются новые друзья, которых раньше она не могла даже представить в таком качестве. И самое главное: теперь у нее есть Мир Грез, попасть в который ей помогает удивительный Помощник. Гермиона находит свою Любовь. Вот только сможет ли ее любимый стать реальностью? Ведь всем известно, какими опасными могкт быть Чары Грез, погружающие волшебника в туман видений...
Комментарии: AU, OOC персонажей, а также в основном тексте будут встречаться отступления о героях других сюжетных линий (семейство Малфоев, к примеру, новые персонажи; в первом и третьем пунктах вступления использован материал из Википедии и с сайта transfiguracia.narod.ru/DADA2.htm

Вместо вступления…

Теория, проверенная временем... Вроде бы…


Боггарт. Согласно английской и шотландской мифологии, а также существующей классификации магических существ Волшебного мира это дух, порождение Хаоса, принимающий форму самого сильного страха волшебника, оказавшегося рядом. Во все остальное время боггарты невидимы. Никто и никогда не описывал, как они выглядят на самом деле. Отсюда можно сделать вывод, что боггарты недоступны взору волшебника.
В своем незримом, бесформенном обличье они могут существовать где угодно, однако у них есть свои предпочтения: закрытые от солнечного света и людских глаз помещения или полые объекты, например, чуланы, старые буфеты, шкафы, ящики комода, которые редко выдвигаются хозяином, и тому подобное. Выбор мест объясняется тем, что боггарты не любят ни магглов, ни волшебников и даже боятся их.
Материализуются боггарты только в случае, когда кто-то есть рядом. Они подпитываются страхом этого субъекта и с легкостью принимают нужную им форму, чтобы сильнее испугать. Данная способность должна быть расценена, как способ защиты, ведь эти существа совершенно не выносят людей. Таким образом, боггартов можно назвать своеобразными отражателями страха, с помощью которого они отгоняют от себя все живое и разумное.
Бывали случаи, когда трансформации боггартов воспроизводили даже человеческую речь, но, как было доказано не однажды, это лишь галлюцинации, рожденные нашим мозгом под воздействием ограниченной, но точно направленной силы, присущей боггартам. Необходимо помнить, что хотя боггарты используют только внешние проявления страха, на некоторых и это действует весьма сильно. Потому следует использовать заклинание «Ридикулус» (ударение на второй слог), которое превращает боггарта в самое смешное для волшебника (предмет или одушевленное существо – зависит от самого мага). После использования заклинания волшебник должен рассмеяться, и сила смеха превращается в оружие против духа. Страх несовместим с радостью. Именно смех является оружием, с помощью которого можно сразить боггарта…
(Далее следует продолжение статьи специалиста по истории магии и заклятий Теодора Великолепного, текст которой нам более не понадобится…).


…и недоказанный практический опыт.


Записи из дневника Фредерика Фейблера*,
первого пациента палаты для душевнобольных
больницы, открытой Мунго Бонхэмом**
18 июня, 1636 года
Как мне заставить поверить хоть кого-нибудь? Ну, хоть одного-единственного волшебника!
Неужели все отвернулись от меня?
Я не отрицаю, что некоторые мои исследования – чистой воды надувательство, но вот труд о боггартах…
Мунго Бонхэм всерьез обеспокоился по поводу моего душевного состояния, когда прочитал статью «Боггарт - проводник», но что же в ней было особенного? Я всего лишь описал испытанное на самом себе. Не больше. Но и не меньше!
Ведь теперь можно будет беспрепятственно погружаться в Мир грез, не боясь засесть в его туманной и лживой материи! Ведь это так прекрасно – грезить наяву…
И даже не грезить, а выстраивать одну реальность за другой, выбирая путь, отвечающий велению сердца и души…
Неужели мало в нашем мире волшебников, которые выбрали не ту дорогу в жизни? Связали свою судьбу не с тем человеком? Да в конце концов, повернули не за тот угол и попали не по адресу?!
Теперь всего этого можно избежать! Ну, даже если не всего (совсем без ошибок было бы скучно жить), но самого серьезного-то уж точно!
Считается, что боггарты боятся волшебников. Но они просто нам не доверяют, потому что мы всегда подходим ко всем этим старым развалинам и заброшенным чердакам с такими темными чувствами и страхами внутри себя, что любое существо насторожится и захочет отпугнуть от своего дома непрошенного гостя. И какого гостя! Волшебника! Буквально пропитанного страхом темноты или неизвестности, или одиночества, или... Да мало ли у нас фобий!
Они говорят, что боггарты не имеют физической формы…
Че-пу-ха! Я видел их истинную внешность, и, надо вам заметить, они весьма милы. Просто незачем обижать этих симпатичных созданий своей реакцией (а именно - смехом) на их волосатые уши и носы-картошкой. Зато у них умные глаза.
И потрясающая магия!
А как они преданны тем, кто сумел понять их и подружиться с ними!
Правда, на моей памяти я один такой.
И никто, никто… Ни одна живая душа мне не верит!
Что же надо сделать? Что?
Как объяснить, что для использования древних чар необходимо только поверить боггарту и доверить свои грезы не только ему, но и…
Что это?
Стучат. Кто бы это мог быть?
А, да! Это же Мунго! Он обещал зайти сегодня. Допишу позже…


Дневник Мастера заклятий


Но это была последняя запись из дневника одного из скандально известных ученых-исследователей волшебного мира Фредерика Фейблера, жившего в середине XVII века.
В тот день к нему действительно заглянул Мунго Бонхэм. Но не один, а со своими помощниками, которые помогли великому целителю справиться с его товарищем и отправить захворавшего волшебника в только что отстроенную больницу. А именно - в отделение для душевнобольных, которое в конце ХХ века было переименовано в «Отделение недугов, причинённых заклятиями, наговорами, несовместимыми с жизнью, порчей, неправильно наложенными чарами и прочим», располагавшееся на пятом этаже.
Это было светлое помещение со стенами цвета топленого молока, в котором не было ни одного неосвещенного закутка, ни одного пустого и темного ящика.
Но Фредерик знал, что надо делать!
Вечером того же дня мистер Фейблер, каким-то чудом выкравший кусок пергамента и перо у своего бывшего товарища, написал что-то на свитке, пошептал неразборчиво себе под нос, покачал головой, будто не соглашаясь с чем-то или кем-то, встал с кровати, отвесил поклон (что взять с умалишенного?), а потом, улыбаясь, лег на белоснежные простыни и заснул.
Правда, утром целитель Бонхэм понял, что это не сон…
Бывший Мастер заклятий, исследователь и, как многие были уверены, душевнобольной волшебник Фредерик Фейблер не спал, а потерялся в лабиринтах Чар грез, из которых еще никто и никогда не смог найти выхода.
Фейблер не стал исключением. Его сердце остановилось в 1658 году, на 118 году его земной жизни. Тело умерло, но разум…
Разум так и не вернулся из Мира грез.
«Я мыслю, следовательно - я существую!».
Мунго часто вспоминал эти слова Рене Декарта, которого любил цитировать Фредерик: «А что, если Фредди был прав, и Чары грез нам действительно подвластны? Вдруг ими можно управлять?»
Но прийти к какому-либо определенному выводу целителю не удалось, так как через год после смерти тела Фейблера Мунго Бонхэм умер сам.
А дневник Мастера заклятий бесследно исчез.
Ну, или почти бесследно…
…Этот фолиант, скорее, как историческую древность, а не как практическое пособие, включил в свою библиотеку Персиваль Ричард Принц в конце XVII века.
А в ХХ столетии, каким-то совершенно непостижимым (для тех, кто не понимает…) способом, дневник оказался на пыльном чердаке старого деревянного домика с покосившимся крыльцом и безбожно скрипящими ступеньками, который притулился в самом конце Тупика Прядильщиков.
Но на чердаке он поселился не один! Его охранял некто…
Некто, ожидающий своего часа…
_________________
*fabler (англ.) – сочинитель небылиц
**Мунго Бонхэм – основатель клиники, получившей впоследствии его имя (клиника святого Мунго)



И последнее…
(для справки)

Чары грез – древнейшая и не изученная до сих пор магия. Опасна созданием настолько сильной иллюзии, что использующему этот вид чар магу она кажется реальностью, из которой не хочется возвращаться в настоящий мир. Чтобы не допустить такого невозвращения, не стоит даже начинать знакомство с этим видом чар. Именно поэтому литературы по данному вопросу не существует, а последний манускрипт, посвященный Чарам грез, был уничтожен в 1308 году.




Глава 1.
Дом и его хозяйка


За окном медленно падал снег. Он был похож на белоснежный гагачий пух, ложившийся на землю и скрывавший все недостатки. Снежинки весело переливались в лучах яркого, совсем не зимнего солнца. Неповторимые морозные узоры на стекле начали подтаивать, но молодая женщина, стоявшая по ту сторону окна, еще имела возможность полюбоваться хитрыми переплетениями причудливо извилистых линий, сплетающихся то в непроходимые лесные чащи, то в замысловатые кружева, похожие на шедевры, сплетенные мастерами из Шантильи, то в нечто совершенно непонятное и невообразимое... Казалось, что в воздухе парит нежная мелодия, звуки которой, превращаясь в хрупкие снежинки, медленно ложились на землю.
Приближалось Рождество…
Взгляд теплых карих глаз снова обратился за окно…
Тупик Прядильщиков, еще несколько лет назад район не особо привлекательный, сейчас выглядел вполне симпатично. Никто из жителей не мог точно сказать, когда и каким именно образом преобразилась эта улица, но каждый из обитателей небольших и милых домиков, выросших здесь за последний год, как грибы после дождя, был искренне доволен своим жильем.
Возможно, как однажды проговорились-таки мисс Пайтиз* и мисс Госсип**, все дело было в доме №11, у которого три года тому назад появился новый хозяин. Точнее, хозяйка. Молоденькая девушка, да что там – почти девчонка! И сделать такое…
Что именно? Да, как сказать… Может, и ничего, но только после того, как она появилась в Тупике, для его жителей словно зажегся свет в конце тоннеля. Возможно, это было простое совпадение, а возможно и нечто иное.
- Прямо волшебство какое-то! – восхищенно шептала мисс Госсип всякий раз, когда они вместе с мисс Пайтиз проходили мимо дома №11. – Прекрасное строение! А помните, что за развалюха была совсем недавно?
- Конечно-конечно, дорогая… Настоящая хибара! Но вот что интересно… Откуда у молодой барышни средства, чтобы все исправить?
Две болтушки были правы. Три года тому назад те, кто жили, а, точнее сказать, прозябали в Тупике Прядильщиков, могли бы поклясться, что и само их существование зашло в тупик. Серая, грязная, ничем не примечательная улочка в беднейшем квартале Лондона. Да еще и фабрика рядом. А раз фабрика, то тут тебе и дым, и гарь, и копоть, а значит – нечем дышать, больные легкие, и все то, что называется «неблагоприятная экология». А ведь, казалось бы, под боком и лес, и река… Вот только среди деревьев не побродишь и в речушке не поплещешься, если не хочешь стать каким-нибудь чудовищем, вроде циклопа…
А главной достопримечательностью Тупика был именно тот самый дом – одиннадцатый номер – в самом загаженном месте улочки. Дом сдвинутых Снейпов. Или нищих Снейпов. Или пьяницы Тобиаса. Кому как больше нравилось, тот так и говорил, и всем все было понятно.
Эта лачуга и в хорошие-то времена выглядела, как сарай, а уж после того, как помер пропойца Снейп и его странная жена Эйлин, да пропал сынок-переросток, дом №11 совсем пришел в упадок. Многие из тех, кто хотел влезть в него, чтобы хоть чем-нибудь поживиться, сами не зная почему, так и не могли попасть в эту хибару. Им казалось, как потом они откровенничали по пьяной лавочке, что при приближении к снейповской дыре все самое ужасное, что гнездилось в их душах, выбиралось наружу и начинало их душить.
- Да и сказать по правде, чем там поживиться? – однажды разговорился за стопкой бренди старик Беггер***. – Это же Снейпы! Вы вспомните их мальчишку – ходил в таком тряпье, не привели Господи… Помойка, а не дом!
И он был прав. Дом выглядел не просто убого, но и жутко. Скособоченный, грязный, будто после пожара, что внутри, что снаружи он ничем не мог порадовать глаз. Темные комнаты со старыми, выцветшими обоями на стенах не привлекали, а отталкивали. Ветхая, разномастная мебель, потертая тут и там, не была предметом декора, а гордо исполняла роль барахла и только захламляла пространство. Рассохшиеся от времени массивные шкафы битком набиты книгами. Это было главным богатством дома, но и к ним давно никто не прикасался. Древние фолианты в кожаных переплетах, научные труды, старинные рукописи, чтение которых было неподвластно простым смертным, мирно уживались с приключенческими, детективными, историческими романами в ярких обложках. Встречались даже такие, что радовали читателя цветными иллюстрациями. Старая колченогая лампа с абажуром из толстого непрозрачного стекла, притулившаяся на небольшом столике, была единственным источником света в гостиной. Столик шатался на неровном полу, когда кто-то проходил мимо. Ненадежными были и два обшарпанных кресла, стоявшие рядом для того, кто рискнул бы своим спокойствием ради чтения. Рискнул, потому что Тобиас Снейп не любил ни книги, ни чтение, ни свою гостиную, куда заходил только с одной целью – поорать на сына и жену, которые отводили душу, погружаясь в мир печатных страниц. Лестница на чердак была узкой и крутой, и когда-то «мальчишка Снейпов» радовался тому, что папаша, напившись до чертиков, никак не мог подняться по ней, чтобы «промыть мозги нахальному щенку».
Чердак был царством мальчика. Царством, где он мог позволить себе хоть изредка помечтать…
Но теперь все было иначе! Дом №11 по-прежнему привлекал к себе внимание, но совсем по другой причине. Его было просто не узнать. Когда-то разваливающийся, пригодный лишь на дрова, сейчас он был самым шикарным и ярким на улице.
Тот, кому повезло побывать в нем, мог бы поклясться, что внутри он больше, чем снаружи. Высокие потолки, просторные помещения, превосходная мебель, придающая каждой из комнат свой неповторимый стиль…
А хозяйка…
Никто даже не заметил, как она появилась в Тупике. Просто однажды все тот же Беггер увидел ночью свет в одном из окон пресловутого дома №11, а утром какую-то девчонку, выгребающую из этой лачуги мусор.
- Эй, а ты кто? – логично поинтересовался он.
- Жена хозяина дома, - последовал краткий ответ, но сама девчонка ни на миг не оторвалась от дела и не удостоила незваного собеседника даже взглядом.
- Это какого такого хозяина?
И тут она выпрямилась, повернула голову и посмотрела на Беггера так, что у того по коже пробежал целый взвод, если не полк мурашек.
- Я жена Северуса Тобиаса Снейпа, - последовал четкий ответ.
- Ага… - только и смог выдавить Беггер и поспешил уйти от этой странной незнакомки с горящими глазами.
Хотя свяжешься со Снейпами, еще и не таким странным станешь…
- Не выдержит там эта соплюшка долго. Зуб даю! Недели две - и свалит туда, откуда пришла! – делился своими соображениями Беггер вечером в пабе за кружечкой портера.
С ним тогда согласились все, правда, зубами больше никто не разбрасывался и, как оказалось, не зря.
Девчонка никуда не делась ни через неделю, ни через две, ни через месяц…
А вот зуб у старика Беггера таки выпал!
А еще через месяц жители Тупика стали замечать, как постепенно, дощечка за дощечкой, ступенька за ступенечкой преображался дом №11.
И всем было невдомек, что девушка (несмотря на все свои прежние принципы и убеждения) занималась наведением порядка не одна. Правда, никто из жителей квартала не мог увидеть ее помощника, даже если бы и захотел, так как он - в смысле, помощник – для верности был окружен чарами невидимости. Так что, при всем своем желании, ни мисс Пайтиз, ни мисс Госсип, ни старик Беггер и никто другой не могли увидеть странное существо маленького роста, но зато с крупной головой и большими ушами. Кожа его имела сероватый оттенок, а глаза напоминали блюдца от чайного сервиза. Было в неизвестном и еще кое-что интересное. Первые дни он появлялся в какой-то грязной наволочке вместо одежды, а потом начал чуть ли не каждый день менять майки и носки, при этом совершенно забывая о такой части повседневного костюма, как брюки.
Все это стало возможным благодаря подписанию магического договора. Но невидимому помощнику, который (раскроем тайну!) был обычным домовым эльфом, пришлось приложить немало сил, чтобы были учтены все его пожелания. А именно: если миссис Снейп и дает ему одежду, то никакой свободы он все равно не получает! Молодая хозяйка сначала расстроилась, но увидев, как счастлив эльф, согласилась.
- Я упросил госпожу, и теперь я - эльф с одеждой, но без свободы и с хорошей работой! – хвастался довольный Уилли своим новым положением перед товарищами.
Но об этом никто в Тупике Прядильщиков знать не мог, а потому разговоры о доме №11 и его хозяйке не затихали.
И ведь было о чем поговорить!
Три года тому назад это была девчонка в самой простой одежде, которая тихо-скромно висела в шкафах почти каждого жителя Тупика Прядильщиков или лежала в и ящиках их комодов. Растянутые кофты, поношенные джинсы… Никто и не удивился, что этот ужасный дом отошел такой растрепе. Но потом… Потом началось преображение.
Вместе с домом менялась и его хозяйка. Стены заблистали девственной чистотой, которую подарила им высококлассная краска. Такая же чистота была и внутри дома, украшенного новыми обоями, мебелью, картинами, вазонами с букетами цветов… Книг в шкафах стало в разы больше, и чтением в библиотеке можно было наслаждаться, а не просто отвлекаться с его помощью от мрачных событий.
Но о доме теперь говорили только во вторую очередь, потому что в первую…
В первую очередь восхищались его хозяйкой, щеголявшей перед жителями Тупика Прядильщиков во время своих редких прогулок по улице в одежде, будто взятой с обложек модных глянцевых журналов. Никто из них и подумать не мог, что у нее есть еще один гардероб, предназначенный для появлений в магической части Лондона. В этом мире миссис Снейп стала законодательницей моды, которая, опираясь на утверждение «мода – хорошо забытое старое», во многом равнялась на викторианскую эпоху.
Девушка, любуясь падающими снежными хлопьями, с улыбкой вспомнила свой первый визит к мадам Малкин, с радостью взявшуюся за выполнение ее заказов, и через какое-то время жену профессора Снейпа было невозможно узнать…
Но вернемся к делам Тупика Прядильщиков, где разговоры уже велись и об удивительных событиях, постепенно охватывающих не только Тупик, но и весь район.
Как-то так получилось, что мэрия наконец-то им заинтересовалась. Как по волшебству на всех трубах фабрики появились фильтры, что сделало и воду, и воздух заметно чище, но на этом перемены и не думали останавливаться. Экспериментальная лаборатория одного из крупнейших британских университетов получила разрешение на опыты в открытой среде, и в речку-вонючку, в которой и головастики-то отказывались жить, запустили какую-то водоросль, очищавшую воду. Опыт удался на все сто процентов, и скоро в реке можно было купаться без опаски получить окрас леопарда или превратиться в того самого циклопа. Солнце, воздух и вода делали свое дело, скоро начал преображаться и лес.
А вслед за видом из окна в Тупике Прядильщиков стали меняться и сами окна!
У его жителей появилась работа, а, следовательно, и возможность, как пишут в газетах, повысить свой жизненный уровень, чем они дружно начали заниматься. Довольно скоро все обитатели улицы закончили если не строительство, то ремонт своих домов, преобразившихся, словно по взмаху волшебной палочки (а ведь почти угадали!). Домики стали выглядеть намного добротнее, радовали глаз свежеокрашенными стенами, крепкими, аккуратными заборчиками и даже клумбами.
Последним признаком приобретения долгожданного благополучия стали флюгеры. Эти легкие, сверкающие на солнце узорчатые флажки, выделывающие всевозможные коленца под порывами ветра, завершили выход жителей Тупика Прядильщиков из жизненного тупика. Но всех заразительней и задорней выдавал всевозможные па крылатый дракон дома Снейпов. И в этом не было ничего удивительного. Ведь именно отсюда все и началось.
Казалось, это было так давно, а прошло всего-то три года!
Таких коротких и долгих три года.
Но теперь точно скоро все кончится и начнется заново!
Абсолютно точно!
Молодая девушка смотрела на падающий снег и улыбалась.
«Скоро…. Совсем скоро сбудется предсказание… Как говорила профессор Трелони? «Он вернется, когда земля будет белой…». Земля уже давно белая! И скоро Рождество… Я жду чуда… Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! Пусть это пророчество сумасшедшей стрекозы сбудется… И тогда… Тогда я узнаю, станет ли реальностью подаренное мне…»… Веселое шуршание на чердаке оборвало ход ее мысли.
Гермиона Джейн Грейнджер-Снейп улыбнулась и отвернулась от окна. Пора было привести себя в порядок.
Девушка бросила последний взгляд на улицу и прошла в свою комнату.
Гермиона смотрелась в зеркало и думала о тех переменах, что произошли с ней за последние три года. Даже ее одежда, которую девушка раньше воспринимала, как простое правило приличия и защиту от непогоды, стала чем-то большим.
Когда она, будучи уже миссис Снейп, задумалась о своем внешнем виде, ей пришло в голову, что вещи, которые она носила раньше, теперь совершенно не соответствуют ее статусу. Ведь то, что может носить незамужняя девушка, полукровка да еще и Грейнджер (она еще раз улыбнулась, вспомнив, что означает ее фамилия), совершенно не подходит замужней даме, соломенной вдове героя войны и кавалера ордена Мерлина первой степени, да еще и, пусть наполовину, но принадлежащего к старейшему магическому семейству Принц.
Откуда к ней пришло это убеждение, она и сама ответить бы не смогла, однако же пришло. И в корне изменило ее не только снаружи, но и сдвинуло кое-что изнутри.
Большие карие глаза внимательно всмотрелись в серебристую поверхность стекла…
«Глаза - зеркало души… А я бы добавила - еще и отражение судьбы».
Гермиона усмехнулась. Никто и никогда не мог бы назвать ее любительницей менять наряды, но сейчас именно по ее одежде можно было прочитать целую историю. Историю ее жизни.
Девушка часто открывала свою гардеробную и нежными прикосновениями ласкала вещи, словно бы отвечавшие ей такой же лаской. Ткани этих платьев, блуз, костюмов до сих пор поражали девушку своим качеством и расцветкой. Шелк, мохер, альпака, бархат, атлас и кашемир, затейливая вышивка, изящные кружева... Чтобы сшить все это требовалось неимоверно много сил и времени. Но овчинка стоила выделки.
Теперь ее внешний вид соответствовал статусу.
Вот и сейчас, в надежде на исполнение самого заветного своего желания, девушка придирчиво осмотрела себя в зеркале еще раз. Она выбрала платье цвета темного шоколада. Строго, торжественно, шикарно.
Именно так, как она хотела бы выглядеть при встрече…
Боже… Неужели сегодня все закончится? Или, наоборот, наконец-то начнется?
Гермиона задумалась о встрече, ожидающей ее через несколько часов, и снова в неторопливые размышления постучалась мысль: а ведь у нее не было свадебного платья...
Точнее, было, но не то… Черт! Оно было свадебным платьем, но не на той свадьбе, в результате которой она стала женой. Вот! Вроде так…
А почему?
А потому!
У Гермионы Джейн Грейнджер не было свадебного платья на собственной свадьбе, потому что ее и самой на той свадьбе не было. Да и свадьбы, как таковой, не было. Тогда, когда она была на самом деле, а не потом… Зато было замужество. Да, да, именно замужество, а не муж!
Как же так вышло?
Да так же, как и все что случалось в жизни Гермионы Грейнджер за последние одиннадцать лет – внезапно!
__________________________________
*pieties (англ.) – благочестивые разглагольствования
**gossip (англ.) - сплетни
***beggar (англ.) - побирушка

URL
   

Просто мне нравится это!

главная