Близнец-Кошка
Верю в силу мечты...

***
Глава 2
Свадьба, которой не было…


Июнь 1998 года


Джейн Грейнджер искрящимися от счастья глазами смотрела на дочь, стоявшую перед зеркалом в примерочной свадебного салона. Легкая, тончайшая материя напоминала паутинку, а вышивка стеклярусом на ткани сверкала, как россыпь бриллиантов.
- Мама, мне кажется, что это оно! – радостно воскликнула девушка.
«Слава Богу! - подумала Джейн. – А я уж было решила, что с моей дочуркой такого никогда не случится… Белое платье, звон свадебных колоколов… Какая она счастливая! И я! А то все война, заговоры, стратегии, кражи… Вот теперь все и правда чудесно!»
- Да, дорогая, это именно оно! – согласилась женщина, подходя к Гермионе и обнимая ее за плечи.
Несколько минут они стояли рядом и любовались чудесной картиной в зеркале: счастливая невеста и ее не менее счастливая мать.
- Я так рада за тебя, милая, - шепнула Джейн.
- И я, мама. Я так рада тому, что мы с Роном решились признаться друг другу в своих чувствах. Мы теперь - единое целое, и нам нечего скрывать! Это так… так здорово! И я счастлива!
- Значит, между вами больше нет тайн, обид и недоговоренностей?
- Нет, мама! Я целиком и полностью могу положиться на него. Больше он не предаст меня. Ни-ког-да!
Гермиона закружилась от радости, и свадебное платье белым облаком парило вокруг ее изящной фигурки. Она закрыла глаза, ощущая, как СЧАСТЬЕ почти осязаемо обволакивает ее.
С этим ощущением радости и душевного подъема девушка прожила все две недели, что оставались до ее свадьбы.
А тот день…
Тот день должен был стать началом ее новой жизни!
Так и произошло.
Гермиона и Рон, как когда-то Билл и Флер, решили сыграть свадьбу в заново отстроенной Норе.
Молли, счастливую, светящуюся, совсем как прежде, еще до потери Фреда, всецело поглотила подготовка к этому радостному событию. И конечно же – на то она была и Молли Уизли! - ей удалось занять работой всех домочадцев. Дружное семейство, кто по доброй воле, с радостью, а кто и из-под палки, под аккомпанемент душераздирающих стенаний, взялось за воплощение ее идей. Поэтому дом, сад, шатер и площадка были готовы в рекордные сроки.
И вот настал день свадьбы.
Гости уже собрались, началась торжественная церемония: жених и невеста – красивые, сияющие, упоенные своим счастьем – уже стояли перед седым волшебником, соединившим за свою жизнь магическим обрядом не одну влюбленную пару. И только молодые протянули друг другу руки, как вдруг торжественную тишину, установившуюся в праздничном шатре, разрезал сухой официальный голос:
- Эта церемония не имеет законного основания!
Еще улыбаясь, Гермиона повернулась и увидела в проходе фигуру гоблина.
Как и все представители этого народца, он был очень аккуратно одет в официальный мундир, но отчего-то было ясно, что в банке Гринготтс он не работает. Возможно, дело было в его глазах, сияющих огоньком азарта, а не алчности. Он чем-то неуловимо отличался от своих собратьев, только сразу нельзя было сказать, чем именно.
Повисшая тишина коренным образом отличалась от той, что томилась радостным ожиданием всего лишь минуту назад. Она стала плотной и грозила вот-вот разразиться бурей.
- Что происходит? - спросила Гермиона, посмотрев на жениха, и замерла в нехорошем предчувствии.
Лицо Рона покрыла смертельная бледность.
- Гарри? - девушка перевела взгляд на друга и...
Увидела такое же бледное лицо.
- Ребята, - сердце Гермионы готово было вот-вот остановиться. - Я что, чего-то не знаю, да?
Юноши переглянулись, но ответить им помешал гоблин.
- Я прошу прощения за мою бестактность. Мое имя — Мейсон Метикйэлес*, - четко выговорил он. - Я - юрист, и волшебники довольно часто доверяют мне ведение своих семейных дел. Как раз одно такое привело меня сюда. Жаль, конечно, что поздно, но я надеюсь, что не совсем.
- Я очень рассчитываю, что повод у вас действительно серьезный. Тут идёт бракосочетание двух прославленных героев войны, - рядом с гоблином оказался Кингсли Шеклбот, бывший в числе почетных приглашенных.
Гоблин даже не дрогнул.
- Есть. И не только… У меня и для вас, господин министр, есть послание. Надеюсь, прочитав его, вы все поймете.
Юрист передал Шеклботу довольно увесистый конверт и продолжил, обратившись к паре:
- Где бы мы могли поговорить?
- Что происходит? – рядом оказалась и Молли Уизли. – Что тут творится?
- Простите, мэм, но я не уполномочен отчитываться перед целой толпой. Только эта пара, - он указал на Гермиону с Роном, - мистер Гарри Поттер и министр.
Что-то в его тоне заставило Молли отступить. Маленький гоблин слегка кивнул своей большой головой и снова дословно повторил свой вопрос:
- Где бы мы могли поговорить?
Рон с обреченным видом провел всех в дом. Они устроились в маленькой гостиной, похожей на ту, в которой когда-то старый министр зачитывал завещание Дамблдора. Гермиона, предчувствуя нечто совершенно непонятное, никак не могла успокоиться. Ее начала бить дрожь, а пальцы заледенели так, что почти не сгибались.
- Итак, господа, я хотел бы пояснить, что именно является препятствием на пути бракосочетания этой пары, - начал Метикйэлес.
- Да уж! Просветите нас! – вырвалось у девушки.
- Все дело в том, моя дорогая, что вы уже… - гоблин выдержал паузу, - замужем.
- Что?
- Два года тому назад, когда вы еще являлись студенткой шестого курса Хогвартса, меня посетил его директор Альбус Дамблдор, а также два ваших друга, сидящие в настоящий момент рядом с вами.
- Гарри? Рон? Вы были у него? – девушка непонимающе переводила взгляд с одного на другого.
- Да, Гермиона,- прошептал Поттер. – Сразу после Рождества…
- И зачем вы понадобились профессору Дамблдору?
- Ему были нужны два свидетеля.
- Но для чего?!
- Для заключения брака по договоренности, - ответил за юношу адвокат.
- Что?
- Для заключения брака по договоренности, - терпеливо повторил гоблин. – Такая практика существовала на протяжении многих веков. Правда, мне показалось странным, что сразу оба супруга не могут присутствовать при заключении брака, но… Это пока не запрещено нашим законодательством.
- Не может быть! Бред какой-то…– вырвалось у Гермионы. – Рон, Гарри, это же неправда?!
Но ее друзья молчали.
- Но… Как? Зачем? Зачем все это было нужно?!
- Это еще одно пророчество, Гермиона, - тоном, полным сожаления проговорил министр, откладывая в сторону письмо из конверта.
- Какое?
- Наверное, надо послушать того, кто все это задумал, не так ли?
И Кингсли достал из того же конверта небольшой портрет покойного директора Хогвартса Альбуса Дамблдора.
- Здравствуйте, - проговорил тот, виновато улыбаясь. – Здравствуй, Гермиона…
Девушка, тяжело дыша, стараясь сдержать горячие слезы, обжигавшие глаза изнутри, смогла выговорить только одно:
- Зачем?
- Пророчество, дорогая… Пророчество Сибиллы, в которое я не мог не поверить… Я помню дословно: «Победа ждет Мальчика-который-выжил, лишь если соединятся судьбы тех, кого невозможно представить рядом. Воплощение Холода и ученица Огня. Сердце одного разорвано собственными руками, а душа другой, еще не узнав любви, научилась ревновать. Он верит только себе, а она ищет ответы в книгах. Он поглощен тьмой, но стремится к свету, она сама порождает свет. Когда тот, в чьих жилах течет кровь принцев, возьмет в жены дочь крестьянина - Темный Лорд падет».
- И о ком же… О ком все это было сказано? – дрожа едва смогла выговорить Гермиона.
- Ты же уже все поняла, дорогая… Речь о тебе и профессоре Снейпе.
- Снейп… Снейп?!
- Да.
- Но откуда вы взяли, что это о нас?! – попыталась оспорить очевидное девушка.
- «Порождение Холода и ученица Огня»… Северус… Мог ли быть еще кто-то такой же «ледяной» поблизости от тебя? А ты – ученица факультета Гриффиндор, ты не забыла о своих «огненных цветах» - алом и золотом?
- Это мелочи!
Но Альбус продолжал.
- Сердце, «разорванное собственными руками»… Ты знаешь о воспоминаниях Северуса, Гермиона.
- Это простое совпадение…
- Поэтому я и пошел дальше… Рональд однажды жаловался на то, как ты натравила на него желтых птичек… Я услышал его жалобы и сопоставил факты. Ты ревновала, еще не познав истинной любви, ведь так?
- Я любила и люблю Рона!
- Но тогда ты сама не знала, что именно чувствуешь. Никак не могла определиться…
- Все равно, этого мало!
- Северус всегда рассчитывал только на себя, а ты ответ на любой вопрос могла найти в библиотеке. Даже тайну василиска разгадала именно там…
- Но…
- Дальше - больше. Северуса все и всегда считали самым темным магом после Волан-де-Морта, тогда как на самом деле он боролся на нашей стороне во имя самого светлого чувства на земле… А ты всегда выступала в защиту света, делая его еще ярче.
- Нет…
- Ну, а последнее… Ведь ты же сама все поняла, дорогая… Сын Эйлин Принц и дочь семейства Грейнджер… Это уничтожило последние мои сомнения.
- Но… Профессор Трелони всегда предсказывала одни глупости! – девушка пыталась внушить себе, что все происходящее просто нелепо.
- Только не те, что она произносила в состоянии глубокого транса, как пророчество о Гарри. Мне жаль, дорогая, но я не мог поступить иначе.
- И как же вы все провернули? – тихо, готовясь к еще одному удару, спросила Гермиона.
- Мне помогли… Почти против своего желания, но… Я смог убедить… - Альбус замолчал.
- Это мы, Гермиона, - прошептал Гарри, склонив повинную голову. - Пророчества Трелони сыграли важную роль в моей жизни. И когда директор сказал мне о новом… Я не мог не поверить в него! Понимаешь? И я должен был победить! В этом был мой долг! Потому я и согласился… Мы не хотели, чтобы вы знали!
Девушка молчала, обхватив себя руками за плечи, будто стараясь согреться, до тех пор, пока не услышала это «вы».
- Погодите-ка… Это что… Снейп тоже ничего не знал?
- Нет, дорогая, Северусу я тоже ничего не сказал… - снова подал голос Дамблдор. - Он никогда бы не согласился…
- Спасибо за комплимент! - не смогла удержаться Гермиона.
- Вы тут вовсе не причем, я…
- Вот именно! Это моя жизнь, моя! А вы распорядились и ею, и жизнью профессора! Вы и так вертели им, как хотели, играя на его чувствах и боли, а тут еще эта свадьба!
- Ми, я был против, но… - подал, наконец, голос Рон.
- Но что?
- Пророчество… Это все серьезно.
- Но ты же знаешь меня! Стоило вам только все рассказать мне, я бы нашла выход. Мы с профессором обязательно нашли бы выход! Нашли! А вы… Ты, Рон… Вы оба меня знали и… Неужели нельзя было мне рассказать?
- Мы посчитали, что так будет лучше… Ну, если ты… Если вы оба ничего не узнаете.
- Вы посчитали… Хорошо… Ясно… Но почему я и сейчас не могу выйти замуж? Объясните! – она посмотрела на мистера Метикйэлеса.
- Дело в том, что по закону ваш муж, миссис Снейп, является живым, - спокойно вступил в разговор гоблин.
- Что?! - вырвалось у трио хором.
- Да. Его тело не было найдено. Ваших воспоминаний и показаний других свидетелей битвы недостаточно для признания Северуса Тобиаса Снейпа мертвым. Для данной процедуры необходимо пять лет безвестного отсутствия. Только тогда вы, миссис Снейп, можете считать себя свободной от этого союза и готовой для других брачных обязательств. А пока… Пока вы – жена мистера Снейпа со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами и обязательствами.
- Миссис Снейп… - как эхо повторила Гермиона, и в небольшой комнате установилась тишина, которую никто из присутствующих не решался нарушить.
Девушка сидела на низком диване и могла думать только о том, что с нею поступили именно так, как она всегда боялась: распорядились, словно вещью, несмотря на все таланты, способности, силы и ум…
Почему? За что? Как с ней могли сделать такое самые близкие на свете люди? Те, кого она не раз спасала, нарушая правила и забывая о своих собственных убеждениях. Да она почти все и всегда делала ради друзей!
Что-то новое, незнакомое и страшное поднялось в ее душе, изгоняя из потаенных уголков ту Гермиону, которую знали все, которую знала она сама. И это было вполне оправдано, ведь теперь она – это не она. Гермионы Грейнджер больше не существовало. Была лишь Гермиона Снейп.
Позже девушка думала, что виной тому, что произошло было лишь ее упрямство и сильнейшая обида. И все же она не собиралась отступать.
Горечь затопила ее сознание. Гермионе неожиданно захотелось нанести своим обидчикам ответный удар. Пусть и не такой силы, что был нанесен ей, но все же ощутимый.
Сейчас ей все было по силам! А чего хотелось больше всего? Лишь одно желание билось в душе и сердце Гермионы: никогда больше не видеть тех, кто оказался способен на такое!
Ни-ког-да!
- Гермиона, мы не думали, что…
- А когда вы вообще думали, мальчики? - ее шепот был похож на раскат грома. - Вы же думать в принципе не приучены. За вас всегда кто-то решает... Или что-то толкает вас на поступки... А вот остановиться, поразмыслить и найти выход самим — этого с вами еще не бывало. Зачем? Когда можно было вот так — раз! — и сломать жизнь человеку из-за какого-то дурацкого пророчества... И я тоже дура, всегда включала мозги, выбиралась из тупика, когда вы...
Знакомый и рассудочный внутренний голос попытался образумить Гермиону: «Замолчи! Ведь ты сама понимаешь — все обвинения притянуты за уши. Ты же обижаешь своих друзей!».
Но остановить Гермиону не могло даже ее второе я.
- Не хочу вас больше видеть! - вырвалось у нее будто против воли.
- Что ты говоришь? - испуганно посмотрел на нее Гарри. - Мы же всегда были вместе. Это же...
- Всегда были вместе! А тогда вы как-то обошлись без меня! Сейчас я встану с этого дивана и отправляюсь домой в Лондон. А вы — ОБА! - забудете о моем существовании. Слышите? Я не хочу вас больше видеть. Никогда.
- Гермиона, пойми, - пытался оправдаться Гарри. — Ты... Снейп... У нас не было другого выхода!
- Был! Просто объяснить все нам обоим! Судьбу профессора тоже изломало одно пророчество! И теперь никто не знает, жив он или мертв... И никому нет до этого дела! А я…. меня тоже больше нет...
Из глаз девушки полились слезы, но отчего-то никто не бросился ее утешать. Мужчины будто замерли, каждый из них отвел глаза в сторону. Тогда гоблин счел возможным задать свой вопрос:
- Миссис Снейп, нам надо обсудить кое-что, но я думаю, что мы это сделаем чуть позже, не так ли? Когда вы немного...
- Успокоюсь. Да, мистер Метикйэлес. Так будет лучше всего. Вы знаете как меня найти в маггловском Лондоне?
- Я часто работаю в немагической части нашей столицы, миссис Снейп. Маскирующие чары и — вуаля! Никому вовек не догадаться, кто на самом деле ведет их дела. Так когда вам будет удобно встретиться?
Гермиона сглотнула комок, стоявший в горле, и вытерла слезы.
Она должна взять себя в руки. Она же теперь Снейп, как-никак, черт бы их всех побрал!
- Послезавтра, после часа дня. Вас устроит?
- Я буду у вас в четверть второго, с вашего разрешения, - поклонился гоблин.
- Мистер Метикйэлес, разрешите задать вам вопрос?
- Да?
- Почему вы так долго хранили молчание? Ведь всего этого... позора можно было бы избежать? Эта свадьба, гости, две расстроенных семьи... Почему именно сейчас, а не раньше?
- По уговору я должен был сохранить все в тайне, если профессор Снейп мертв. Хотя этот вопрос до конца не прояснен, я все же счел, что не вправе рассказать вам. Ваше желание выйти замуж нарушило все прежние договоренности... Признаю, тут есть и моя вина. Я перестал следить за новостями, что совершенно непростительно. Занимаясь одним довольно сложным делом в Новой Зеландии, я совсем выкинул из головы лондонскую светскую жизнь. Газета с заметкой о вашей помолвке и свадьбе с мистером Уизли случайно попалась мне на глаза уже в магическом Шанхае и с очень большим опозданием. В одной из лавочек в порту мне завернули цветы в «Ежедневный пророк», и я увидел ваше фото с мистером Уизли... Я спешил, как мог! Но не успел, как ни старался... Я понимаю, каково вам... Мне жаль, но все же лучше так. Не останови я произнесение брачных клятв и заклинаний, все обернулось бы намного хуже.
- А что могло быть?
- Вас могли обвинить в двоемужестве, миссис Снейп. Видите ли, волшебный луч, который должен был связать ваши руки с женихом, окрасился бы в соответствующий цвет и... Тогда бы все гости все поняли. А так - знает лишь узкий круг, что, как мне думается, более желательно для вас и мистера Уизли... Дело могло бы дойти даже до суда. Просто, как вы правильно отметили чуть раньше, варианты никто не продумал. Все размышляли только об одной цели — победе над тем-кого... - тут гоблин слегка замялся, но потом уверенно выговорил, - над Волан-де-Мортом, а все прочее отодвинули на второй план. И получилось так, как получилось.
Гермиона усмехнулась.
- Не подумали... Как всегда...
- Мисс Грейнджер, девочка моя, - вмешался Дамблдор, - не вините мальчиков! Они действовали по моей просьбе и...
- Но как вы не смогли такое предвидеть! – У Гермионы сорвался голос. - Я виню и вас тоже! И обвиняю вас от лица нас обоих! И меня, и профессора Снейпа!
Она зажмурилась и глубоко вздохнула, стараясь справиться с собой.
Все молчали.
- Я могу быть свободен? - спросил гоблин.
- Да, мистер Метикйэлес. До встречи послезавтра.
Юрист откланялся и вышел из гостиной.
- Гермиона, мы... - заговорил, было, Гарри.
- Молчи, - резко оборвала его Гермиона. - Я еще раз вполне серьезно говорю: я больше не хочу вас видеть! Ни видеть, ни слышать... Пора кончать со всем этим балаганом.
Девушка поднялась с места.
- Мне пора домой.
В ее облике появилось нечто новое, такое незнакомое и пугающее, что Гарри не решился противоречить. По крайней мере, пока.
- А что же мы скажем гостям? – робко спросил Рон.
- Что хотите. Хоть правду. Как, повинуясь пророчеству, вы мной распорядились, словно вещью.
- Ми!
- Меня зовут Гермиона, Рональд Уизли! Объясняйся с гостями сам! - девушка сорвалась с места и выбежала из гостиной.
То ли засмеявшись, то ли подавляя рыдание, она запрокинула голову и с еле слышным хлопком аппарировала.
- И что теперь? - снова спросил Рон.
- Не знаю... - ответил Гарри, чувствуя странную горечь во рту.
Шеклбот внимательно посмотрел на портрет Альбуса и нахмурился, когда волшебник сказал:
- В делах, связанных с Северусом, всегда много неясностей... Вы не могли бы начать негласное расследование?
- Зачем?
- Хотя бы затем, чтобы девочка узнала, жена она или вдова.
- У вас есть какие-то сомнения?
- Я скажу лишь одно. Я не знаю, где Северус - с вами там или со мной здесь. Я так и не видел его, да и Хогвартс не чувствует его присутствия, как покойного директора. Конечно, вы можете сказать, что на эту должность Снейпа назначил Том Реддл. Но тогда школа сразу отторгла бы его, с самого начала. Между тем, Хогвартс, наоборот, во многом помог его миссии. И я бы очень хотел, чтобы... Пусть Северус, где бы он ни был, найдет, наконец, себя и свое счастье.
Дамблдор отвел глаза от сидящих на диване и посмотрел куда-то за них.
- Директор, - вдруг тихо спросил Гарри. - а как же мы и Гермиона? Она же... Мы ведь всегда были вместе и тут...
- Мисс Грейнджер... То есть, миссис Снейп знает, что делает, мальчик мой. А сейчас – даже лучше, чем когда-либо. Пусть будет так, как она хочет. Зная ее натуру, мы покусились на самое дорогое — ее независимость и право голоса в принятии решений. Мы ведь и правда совершили предательство... Теперь наша задача — ждать. Мы должны ждать. Ждать ее решения, Гарри... Может быть, это будет весьма долгий срок для вас, юноши. Мне торопиться некуда, а вы... Но помните, что именно ожидание и сможет спасти вашу дружбу.
- Но свадьба... Я не знаю, как все объяснить! Просто не знаю! - вырвалось у Рона. - И как же я теперь без нее...
- Скажи правду, - подошел к другу Гарри.
- Нет! Только не это! Я не хочу, чтобы Снейпа как-то связали с нами! Не хочу!
- Все равно скоро все узнают.
- Но не здесь и не сейчас, - жестко сказал Уизли. - Я скажу... Я скажу, что все произошло из-за... да, брачного договора! Скажу, что запретил ей работать. И она взвилась, когда поняла, что я не шучу... И мы поссорились. В это поверят... Это же правда! Мы и в самом деле поссорились.
- Рон! Очнись! Скоро о Гермионе заговорят как о миссис Снейп!
- А может и не заговорят! Вряд ли она будет щеголять новой фамилией.
- Рон, прекрати! Профессор Снейп герой больше, чем все мы вместе взятые.
- Я ничего о нем говорить не буду, - упрямо повторил Рон.
Гарри устало вздохнул.
- Дело твое... Тебе решать, я предупредил.
- Рональд прав в одном, - снова заговорил Альбус. - Пока лучше сохранить замужество Гермионы в тайне. Пусть она сама решит, кому и на каких условиях рассказывать о нем.
- Слишком поздно мы позволили ей самой распоряжаться своей жизнью, - горько заметил Гарри.
- Мы еще не знаем, к чему все это приведет, мальчик мой, - вдруг улыбнулся Дамблдор, и стекла его очков озорно блеснули с портрета. - Знание, конечно, сила, никто с этим не спорит, но тайна... Внезапно открывшаяся тайна подобна взорвавшемуся котлу. Никто не знает, как поведет себя человек, не ожидающий от жизни уже ничего необычного, узнав такую новость…
- Вы о чем, директор? - заинтересовался Поттер.
- Так, мальчик мой, мысли вслух... Главное сейчас - запастись терпением и ждать.
- Рональд, что там у вас? - раздался голос Молли.
Рон вздрогнул и сжал кулаки.
- Я решил, - сказал он, глубоко вздохнул и вышел к гостям.
...Решение его Гермиона прочла на следующее утро, когда красными от слез глазами заглянула в газету:
«Нелепая ссора из-за оформления брачного договора стала причиной краха надежд Рональда Уизли, кавалера ордена Мерлина второй степени, на личное счастье. Мисс Гермиона Грейнджер, чьи заслуги тоже отмечены орденом Мерлина той же второй степени, не согласилась стать просто женой и матерью, променяв мужа на карьеру…».
- Опять сумел свалить все на меня... А впрочем, все к лучшему, - горько всхлипнула Гермиона и уткнулась матери в плечо.
Джейн уже знала всю правду и была не меньше дочери потрясена произошедшим.
- Но как, как могло такое случиться? - в сотый раз спросила она.
- А это, мам, продолжение моей волшебной жизни. Теперь даже не ясно — жена я или вдова...
По коже девушки пробежали мурашки. Джейн, которой вместе с мужем всю ночь пришлось успокаивать дочь, сама едва сдерживала слезы, но прекрасно понимала, что не должна сдаваться. Ее долг - поддержать свое дитя.
Бедная девочка... Все-то у нее не так, как у людей с того самого письма о зачислении в Хогвартс! Теперь уж Джейн и не знала, правильно ли они с мужем поступили, согласившись тогда на эту волшебную школу... Но какой смысл сейчас переливать из пустого в порожнее? Все уже свершилось. Главное сейчас – вернуть дочь к жизни.
И Джейн крепче обняла Гермиону.
- Мам, - тихо всхлипнула та, - а ты не сделаешь мне чаю?
Женщина нашла в себе силы улыбнуться:
- С черничным пирогом?
- Ага... С черничным пирогом.
- Хорошо. Чай будет через минуту!
Так уж повелось в их семье - все свои беды и печали Грейнджеры лечили этим напитком, согревающим, казалось, саму душу.
Пока мать была занята на кухне, девушка снова подумала о том, что Гермионы Джейн Грейнджер больше нет. А кто такая Гермиона Снейп - пока не ясно.
Теперь надо было решать, что делать дальше.
Идти работать в Министерство нельзя. Там она обязательно будет сталкиваться с Гарри и Роном, стажерами школы авроров. А она не может, просто не может их видеть! Значит, надо искать что-то еще. Возможно, вернуться к планам поступления в Пражский университет магии и не на заочное отделение, как думалось раньше (не хотелось быть далеко от Рона... Дура!). Разве теперь ее держит что-то в Англии? Нет! Теперь уже нет...
Призвав всю свою волю и силы, Гермиона заставила себя успокоиться.
«ВСЕ! У тебя теперь началась новая жизнь! Держи себя в руках и не раскисай. Тебе нужен план действий».
Девушка пошла в ванную, умылась и только собралась сесть за составление списка неотложных дел, как в дверь ее комнаты постучали.
- Дорогая, к тебе пришли, - сказала Джейн.
- А кто? Адвокат должен прийти завтра... Рон и Гарри не посмеют... Кто там?
- Я не спросила имени!. Совсем с ума сошла… Такой представительный мужчина. И сразу видно, что из волшебников. Правда, вчера я его не видела.
- Хорошо, я сейчас спущусь, - кивнула Гермиона.
- А я принесу чай в гостиную, дочка.
- Это будет просто замечательно, мам.
Девушка кое-как пригладила непослушные волосы, еще раз сполоснула лицо холодной водой и вышла из ванной.
Спустившись по лестнице, она увидела в полумраке гостиной мужчину в дорогой черной мантии. Рассмотрев гостя, девушка не могла сдержать удивленного возгласа:
- Мистер… Малфой?
Тот молча отвесил ей церемонный поклон.
- Вы что-то хотели? – спросила Гермиона, внутренне собравшись.
- Да, миссис Снейп, - в своей обычной манере ответил Люциус, приподняв уголок губ в некоем подобии улыбки.
- У Вас какое-то дело ко мне?
- Да, - снова улыбнулся Малфой, и тут девушка буквально кожей почувствовала, что сейчас в ее жизнь войдет еще что-то, что определит ее дальнейшую судьбу.
Новое, неожиданное, но, в отличие от вчерашних событий, намного более чудесное и…
На самом деле - самое главное в ее жизни!
____________________________________
*Meticulous (англ.) - дотошный